Помните, в детстве, знакомый запах елки. Окно, покрытое причудливым рисунком. И ожидание чего-то таинственного. И необъяснимое, такое, что дух захватывает, ощущение грядущего восторга и радости. А ночью, когда уже почти сплю, вдруг — слышу: «Бу-бу-бу …» Это он. И к нему — со всех ног — бегом. А подарки такие незатейливые, что и не посмотрел бы раньше. Но сейчас — беру с восторгом и — скорей в кровать, чтобы приснилась сказка…

А теперь, спустя годы, я — это он. То есть Дед Мороз, который из Бюро добрых услуг приходит. Работа у меня такая. Тридцать первого начальник собрал всех. Бумажки нарезали, чтобы жребий тащить. Кому валенки, кому борода, кому халат с шапкой. Костюмов катастрофически не хватает, а заказов — море. На улице — катаклизм градусов в тридцать. До начала работы еще часа три. Костюм — в сумку, подарки туда же. Чего мерзнуть, греться пойдем. Тут рядом в кафе знакомый пиротехник к празднику готовится. Он парень добрый, решил нам праздничное настроение создать, а заодно и новые изделия свои опробовать. Пиротехники — народ лихой. Зажигает огонечки на изделиях и в коридор бросает. Зажигает и бросает. Огонь, грохот, дым, чад… И среди этого… пиротехник в позиции «ласточка» зов вдохновения принимает. А мы — зов профессионального долга.

Переоделись, вышли, рассредоточились. Вот она, девятиэтажка. Стоит, манит огнями гирлянд в окнах. Где-то там нужный пятый, номер хороший у квартиры — 55. Лифт на месте, даже ждать не пришлось. Какой-то недотепа за подарком побежал. Или за елкой. Захожу и начинаю ехать. Вдруг — скрип. И стоп. Вот это новость! В такой-то вечер какие лифтеры? Звать на помощь, но кого? Если только Снегурочку, как это в Новый год принято. Время скачет, жарко. Борода уже на затылке, грим смазан. Что ж, не сидеть ведь здесь всю ночь: «Внучка! Сне-гу-роч-ка!» Кто-то слышит, смех, разговоры. «Иду, спешу, дедушка!» Пол дрогнул и вверх. Снова стоп, но теперь нужный пятый. Двери — скрип — открылись. Голоса, но никого не вижу, только ОНА. Снегурочка! Стоит, смеется: «А вот и дедушка! Мы заждались уже.»

Сон?

Нет, не сон. Уже пять лет не сон. Все снова наяву: запах елки и мандаринов. Окно на пятом этаже, покрытое вычурными рисунками. И ожидание чего-то таинственного. Звоню в дверь. В костюме, гриме, с мешком. Детский топот и ЕЕ смех. Открыла, хитро улыбнулась: «А вот и дедушка! Мы заждались уже.» И не нужно больше никуда уходить. Я дома, с НЕЙ и с ребенком. С моим ребенком. Который уже почти спит, но с восторгом берет подарки и -скорей в кровать, чтобы приснилась сказка.