— Будем знакомы, Мороз, — мужичок в красной шубке и с кошельком шаркнул ножкой. Марианна Максимовна остановилась. – Дед Мороз, — уточнил он.
— Какой такой Дед Мороз? — изумилась женщина и на всякий случай достала из кармана топор.
— Тот самый, — уточнил Дед Мороз.
— У вас рожа зелёная, — Марианна Максимовна аккуратненько шагнула назад. – Это подозрительно.
— Я маскируюсь, — шепнул Мороз. – Что б никто не догадался. Но Вам я могу открыться – это краска.
— Какая такая краска? – Марианна Максимовна украдкой выглянула из-за топора.
— Зелёная, — доверчиво шепнул Дед Мороз.
— А так сразу и не догадаешься, — так же шёпотом и так же доверчиво ответила ему Марианна.
— Честно? – расцвёл Дед Мороз.
— Нет! – свирепо отрезала Марианна Максимовна, — Я что, совсем дура, по-твоему?
— Ну, не совсем, — осторожно ответил Дед Мороз, и ловко отскочив в сторону, быстро вскарабкался на ближайшую ёлочку. – Тайм-аут! – крикнул он с макушки.- Шутка, шутка была!
— Шутка – это хорошо, я пошутить люблю, — ослепительно улыбнулась Марианна Максимовна и вновь взмахнула топором.
— Стоп! – взвизгнул Дед Мороз, уворачиваясь от щепок. – Мир, дружба, селёдка!
— НЕТ! – прорычала Марианна Максимовна, ударила снова, треск…
— Мама, — шепнул Дед Мороз за миг до падения. Падать было больно, однако Дед Мороз быстро выпутался из еловой западни и резво вскочил на четвереньки.
— Не удирай, — прошипела женщина, — всё равно тебе не уйти.
— Может, я всё-таки попытаюсь? – Дед Мороз пригнулся – лезвие топора просвистело прямо над его головой.
— Не советую, — Марианна Максимовна отбросила в сторону топор, и, стащив с ног туфли на шпильках, пару раз для пробы рассекла ими воздух. Шпильки зловеще свистнули. Марианна Максимовна хихикнула. Робкие зеваки, было подошедшие поближе для того, что бы без помех полюбоваться зрелищем, бросились врассыпную.
— Ладно, Марианна Максимовна, — внезапно выпрямился Дед Мороз, — Вы прошли тест.
— Какой такой тест? – свирепо прошипела женщина: шпилька застыла в миллиметре от шеи Деда Мороза. – И откуда Вам известно моё имя?
— Нам всё известно, — гордо выпрямился Дед Мороз: он скинул с себя шубу, отклеил бороду, стёр с лица зелёный грим и остался в валенках и классическом чёрном смокинге.- Бывшая воспитательница детского сада, ушла «по собственному желанию», чёрный пояс по каратэ, дзюдо и горным лыжам, владеет двумя с половиной языками, любит животных.
— Я не люблю животных, — прошипела Марианна Максимовна.
— Раз написано – любит, значит любите. Не спорьте, — это официальный документ, — Дед Мороз захлопнул папку с досье.
— Ладно, уговорили, люблю, — Марианна Максимовна нежно погладила лисий воротник, талантливо сделанный из кошки. – Животные – это наше всё. Вам-то это зачем?
— Снегурочка, — выдохнул Дед Мороз.
— Что – Снегурочка? – выдохнула ему в ответ Марианна Максимовна. – Вы мне тут мозги не пудрите: у меня в руках туфли, в случае чего…
— Нам нужна Снегурочка, — осторожно подбирая слова, произнёс Дед Мороз. – Очень. Честно, — и, ни с того, ни с сего, разрыдался.
— Но почему я? – по-прежнему не сдавалась Марианна Максимовна. –Почему?
Дед Мороз бросился ей на шею и обхватил. Крепко-крепко.
— Дети, — хлюпнул он носом. – Дети. Это же ужас какой-то. Они же повсюду. Я один не справляюсь. Семнадцатую Снегурку меняю. Вы, Вы сможете. Вы уникальная, Вы тест прошли. А я… Я ж не могу так больше. Я ж молодой ещё, я ж жить хочу. А такими темпами… — он в отчаянии махнул рукой, сел, уткнувшись носом в колени. Затем снова посмотрел на застывшую в раздумье Марианну Максимовну. Его глаза были полны надежды.
— Ладно, — внезапно очнулась женщина. – Уговорил. Бери ручку!
— Зачем? – просветлел Дед Мороз.
— У меня есть ряд условий, — и Марианна Максимовна, нагнувшись, нежно потрепала его по щеке. – Значит так. Во-первых… — взгляд её устремился куда-то вверх, высоко-высоко… Дед Мороз, слизывая языком слёзы, торопливо записывал пожелания.

Утренник в детском саду удался на славу. Крепко взявшись за руки, дети третий час ходили по кругу и старательно пели новогодние песни. За роскошным столом весело гудела компания из двух воспитательниц, нянечки, поварихи и в усмерть пьяного Деда Мороза. На высоком стуле, прямо посреди комнаты, стоял маленький мальчик с рогаткой в кармане и аккуратно подбитым глазом. Мальчик читал стихи. Изредка он украдкой поглядывал в дальний угол. Там, в прекрасном антикварном кресле, закинув одну красивую длинную ногу в новых сапогах из крокодильей кожи на другую, запахнувшись в шубу из чернобурки, и сверкая брильянтовым ожерельем, устало прикрыв глаза, сидела довольная жизнью Снегурочка. Время от времени она сладко, потягивалась и тогда дети, без указки, убыстряли шаг, а стихи, которые тараторил мальчик на стуле, приобретали какую-то особую, невиданную прежде прелесть. Секрет был прост: дети знали, что Снегурочка – действительно настоящая. Как и её старый, но вполне рабочий автомат

Автор: http://pupyrchaty.livejournal.com/