Последние дни моя френдлента пестрела постингами о конкурсе; кто-то призывал голосовать, кто-то злобно критиковал участников, кто-то писал что «ему-то все равно». Лично я очень люблю конкурсы. Правда предпочитаю наблюдать, не участвовать. Потому, что, во-первых, почти всегда мне конкурсы кажутся нечестными, необъективными и неправильными, а во-вторых, если я оказываюсь участницей, то меня не покидает мысль, что из всех я меньше всего заслуживаю победу, а в таком случае вообще зачем участвовать. Но! Есть один тип конкурса, который я обожаю, в котором я просто обязана участвовать, и, если достойна — победить! И я честно стараюсь такие конкурсы не пропускать.

О чем это я?

Естественно, о Конкурсе Лучшего Маскарадного Костюма! Любовь к маскараду была привита мне с детства братом и родителями, и каждый новогодний (а позже, и пуримский) костюм был тщательно спланирован заранее и аккуратно исполнен родителями или братом из подручным материалов, но с большим мастерством. Настало время когда я переняла у мамы и брата эстафету и начала готовить костюмы сама. И даже однажды, победив, мы с мужем выиграли себе билеты на Родос! Может быть, я даже как нибудь соберу все имеющиеся у меня фотографии себя родимой в маскарадных костюмах разных лет, и сделаю отдельный постинг, но сейчас я расскажу вам историю одного моего новогоднего костюма, костюма Монстра, костюма Сатаны.

Если быть предельно честной, костюм был не мой. А если ещё честнее – это был совсем не костюм, скорее маска. Вернее, Голова. Мой брат слепил из пластилина на каркасе из толстой проволоки огромную голову монстра, эдакий череп с изогнутыми рогами, с клыками торчащими из верхней челюсти (нижней, как у черепа, не было). На четырёх-сантиметровом слое пластилина был еще слой папье-маше, покрашенный чёрной краской. Извлечь пластилин было невозможно из-за наличия проволочного каркаса и поэтому маска-голова весила килограмма так три-четыре, которые мне тогда, в мои десять лет, казались всеми шестью-семью :)) Поскольку дьявольская голова делалась братом для себя, в хищные дьявольские глазницы были вставлены две пары стёкол – одна пара стёкол с диоптриями из старых очков брата и, поверх тех, ещё тёмные стекла из солнцезащитных очков. Что-то с оптикой и с углом стёкол было не так, потому что через двойные стекла было мало что видно и самому брату, а мне уж и подавно. После моих долгих просьб померить рогатую жуткую башку на себя, брат аккуратно водружал мне на голову сей агрегат, и я стояла, покачиваясь под тяжестью чёрной головы, чуть не лопаясь от гордости за свою дьявольскую внешность. Боюсь, выглядела я глистой в скафандре не очень внушительно, ведь голова была мне великовата – череп опирался на мои плечи и верхняя челюсть с страшными клыками располагалась на груди.

Уж не помню как мне удалось уговорить брата доверить мне драгоценную маску, чтоб пойти в ней на школьный новогодний праздник (и поразить, конечно, всех своей дьявольской великолепной внешностью)! Рогатая сатанинская голова была столь ужасно-прекрасна, что практически не надо было больше ничего придумывать – вместо костюма я просто надела старый лыжный тренировочный костюм, и, чтоб визуально увеличить размер ноги — лыжные ботинки. От дома до школы я летела как ужас на крыльях ночи – с рогатой башкой на перевес, спеша на праздник, сладостно представляя, как занимаю первое место на конкурсе костюмов в нашем, четвёртом «А» классе. Перед входом в наш класс я водрузила на голову рогатое великолепие и гордо зашла в помещение. Восхищённые взгляды мальчишек мне определённо были по душе, и я даже не сразу сообразила что я одна в маскарадном костюме… во всем классе. Все были просто нарядно одетые. Даже не так. Девочки были очень, ну просто очень-очень нарядно одеты. В шикарные пышные платья, как принцессы на балу. И они на меня смотрели с таким искренним недоумением, что я почти сразу почувствовала неладное, но было уже поздно. Явно поздно. Да-да, что-то такое вспоминается… Вот незадача! Неделю назад же классная объявила, что вместо маскарада и конкурса костюмов, будет праздник с конкурсом красоты для девочек. Как я могла забыть!?

Ууууупс. Приехали. Конкурс красоты для девочек. А я тут в этой аццкой пластилиновой харе в черепе с рогами. И в чёрном выцветшем тренировочном костюме с провисшими коленками. И в лыжных ботинках. Был ли дьявольский хвост – не помню. Скорей всего не было. Зачем хвост тому, у кого такие замечательные рога! В общем, собралась золушка на бал. Может я в сторонке посижу посмотрю? Обязана участвовать? Ну ладно, только башку чёрную я не сниму — все равно под ней и так уже лицо и волосы в пластилине измазаны, так уж лучше я буду чудовищем наводящим ужас сверкающим дьяволом чем лохматой замарашкой в тренировочном костюме среди всех этих нарядных и причёсанных девочек!

Если быть до конца честной, в черной рогато-клыкастой башке было мало что видно, практически ничего не слышно и очень душно. Как конкурс проходил и как оценивали – кто их знает, ну, было общее голосование и в добавок было жюри, а по отчаянной жестикуляции девочек я знала когда мне выходить «на подиум». Красиво пройтись легкой балетной походкой, возможно, я и могла, но, видите-ли, в студии меня учили среди прочего еще и «актерскому мастерству» и как раз оно всеми фибрами противилось летящей походке с такой-то рожей и с такими лыжными ботинками. Поэтому вышагивала я, как мне казалось, нахальной сатанинской поступью. Представили, да? Угу. Конкурс красоты в четвертом «А» классе, вы помните, конечно. Поскольку рейтинг всех наших пятнадцати девочек был известен каждому и каждой в нашем классе, весь конкурс был абсолютно лишним, уж не знаю кому в голову пришла такая пошлая затея. Наверное, просто нашей классной было лень проводить конкурс новогодних костюмов. Но я, со своей жуткой свиномордией, смешала все карты. Столько искренне восхищенных мальчишеских взглядов моя скромная персона не вызывала никогда. Каждый из них мысленно представлял себя самого сатаной с рогами.

Равнодушных не было. Я заняла второе место. Не снимая маски! Узнала я, кстати, о своем втором месте через час после конкурса, когда решилась снять черную башку, чтоб немного отдышаться и размять уставшие плечи и шею. Как горды были мои родители, узнав, что на конкурсе красоты, не снимая ужасную маску с вывернутыми ноздрями и оскаленными клыками, я заняла второе место ;)))))))) чего они не понимали, это что не видать мне было почетного места как своих изогнутых рогов, не очаруй я наших мальчиков крутой дьявольской внешностью. Место мое, «аля натурель» скорей всего, было даже не в первом десятке. А первое место заняла по праву синеглазая красавица Юленька… Про третье, четвертое и прочие места я так ничего и не узнала — девочки были на меня… ну, обиженны слегка, и почти со мной не разговаривали. Еще бы! С такой-то рожей и второе место! А они, нрядные и красивые, значит хуже? Бедные девочки! Не понимали они, что наши замечательные мальчишки были еще слишком юны, чтоб оценить нарядное платье и высокую прическу выше рогатого монстра :)))))))))))

А после конкурса были танцы — настоящий бал! и девочки танцевали с мальчиками, но в этой части праздника я уже не участвовала — с кем было танцевать монстру? С девочкой (но я же сама девочка!) или с мальчиком? (но они все такие нарядные, а я в лыжных ботинках и тренировочном костюме с растянутыми коленками…). Но, поверите-ли, мне было и так весело — ведь у меня была ТАКАЯ маска! 🙂

К сожалению, мне кажется, что от той маски не осталось у нас даже фотографии на память… А ведь сатанинская голова была просто произведением искусства! Надо будет спросить у брата, что потом стало с ней… А вдруг голова до сих пор существует у кого нибудь из друзей брата? Вот было бы интересно ее увидеть сейчас…

http://users.livejournal.com/_lily_valley/43309.html