Афганистан. Как много в этом слове…
Цепляясь за снежные вершины Гиндукуша, медленно струилась река черного маслянистого бархата ночи, только бриллиаты звезд игриво перемигивались, ругаясь матом друг с другом.
По небу медленно, но уверенно тащилась, скрипя и подпрыгивая на ухабах воздушных ям, ступа Бабы Яги. В очередной раз, когда сильно занесло на повороте (где-то под Баграмом или Багланом), новейший бортовой навигатор с последней версией ЙПРСТС виновато моргнул всеми семью косыми глазками светодиодов и потух.
«За…» — весело ругнулась Баба Яга и, сказав, «авось с божьей помощью», перекрестилась и перешла на ручное управление. Метелка хоть была и старая, но в умелой руке сразу стабилизировала падение и перешла в бреющий полет вопреки здравому смыслу.
Пронесло — подумала Баба Яга, а хвост ее подумал — еще не так пронесет! И только приятная тяжесть 13-килотонного плутониевого контейнера с игрушками для детей (спертого накануне у Деда Мороза) согревала поганую душу.
«Дура, дура полная», — в черном сердце усмехнулась Баба Яга в адрес матрицы. Совсем крышку монитора снесло у этой полудурки со своей наукой, задрала совсем — лучше бы свечи в ступе поменяла, а то как собак кормить, так на охоту идти!

***

А в это время…
Ресторан «Седьмое небо». Приятно развалясь в кресле и поджав хвост, Змей Горюныч смачно хрустел средней головой свое любимое — люди на блюде. Агент 007 Леший докладывал, что груз уже в пути: «Мы сорвем этим детишкам праздник конкретно!»
Приятно рыгала правая голова. Из оцепенения блаженства вывел чей-то знакомый противный голос: «Рассчитывайтесь!». Официант Илья Муромец.
Как он достал — подумала средняя голова и, нагнав металла в голосе, с огнем и дымом из пасти прогрохотала залпом «града»: «Кто съел устрицы?»
И тут левую голову прорвало на совесть: «Устрицы сьела Я!»
«На здоровье, сестрица», — сказала страшная голова, а в поганой душе подумала «Чтоб ты Василисой Прекрасной стала».
Шел канун 20… года…